Московская фотовыставка 1896

Владимир Миславский, Михаил Жур | Страницы 1 2 3 Источники и литература | Версия для печати Версия для печати

Альфред Федецкий. Странички биографии


На другой день, 16 марта Чайковскому устроили шумные проводы. На вокзал пришли его провожать сотни людей. Возле вагона Петр Ильич раздавал, сделанные Федецким фотографии: «На вокзале собралась громадная толпа, сквозь которую я едва мог притискаться к Петру Ильичу, - вспоминал поэт и журналист В. Иванов , - Когда я попросил его дать мне свой портрет, он с комической беспомощностью сказал мне:
- Вы опоздали… Я все роздал… Роздал даже неготовые портреты, оставив у Федецкого карточки с подписями, которые он потом приклеит к ним, когда они будут готовы…» [52].
Чайковский высоко оценил мастерство выдающегося харьковского фотографа. В своих письмах друзьям в течение апреля-сентября 1893 года, он весьма лестно отзывался о Федецком:
5 апреля1893 г. Слатину И.И. «…Голубчик, мне бы хотелось, если фотографии мои удались, получить несколько экземпляров. Затем я ему [Федецкому] закажу несколько дюжин, ибо страшно нуждаюсь в фотографиях: наобещал целую массу, а петербургские последние, очень не удались…» [53].
15 апреля1893 г. Давыдову В.Н. «…Получил я сегодня свои харьковские карточки и всяческие портреты. Они все удивительно хороши, но особенно большой. Я привезу показать, а пока если хочешь, получи одну кабинетную…» [53].
15 апреля 1893 г. Слатину И.И. «…Я получил сейчас фотографии мои от Федецкого. Он оказывается первокласснейший фотограф; по крайней мере, я лучшего ничего не видел. Голубчик, потрудитесь исполнить следующее поручение. Зайди к Федецкому и попроси его исполнить для меня следующий заказ: 1. Шесть дюжин кабинетных фотографий (тех и др.). 2. Одну дюжину будуарных. 3. Два больших портрета. Чем скорее он это сделает, тем лучше. Послать в Москву П.И. Юргенсону для передачи мне. Счет послать Юргенсону, который вышлет немедленно нужную сумму…» [53].
3 мая 1893 г. Слатину И.И. «…Спасибо, дорогой И.И., за исполнение моего фотографического поручения. Ввиду превосходного качества работ Федецкого, я не нахожу цены его дорогими <…> А впрочем, черт его возьми: уж больно хорошо он работал, надо отдать ему эту справедливость…» [53].
26 июня 1893 г. Юргенсону П.И. «…Фотографии от Федецкого суть мой заказ. Я забыл уезжая, предупредить тебя! Пожалуйста, уплати…» [53].
27 сентября 1893 г. Слатину И.И. «…Потрудитесь зайти к Федецкому и заказать два больших портрета, т.е. самых больших (а не будуарных) моих портрета. Попроси его, когда будут готовы, послать в Москву Юргенсону и ему же послать счет…» [53].
О факте признания таланта фотохудожника П.И. Чайковским, отмечает корреспондент газеты «Южный край»: «Я имел высокое удовольствие быть лично знакомым с покойным П.И. Чайковским и как-то получил от него портрет, сделанный в фотографии петербургских Императорских театров. Давая мне этот портрет, покойный П.И. Чайковский, между прочим, сказал: «Это совсем не то, что сделал со мною ваш Федецкий! Вы знаете, меня еще никто так не снимал, как Федецкий. Это – положительно лучший мой портрет. Это – не фотография, а поистине художественное произведение!» [54].
Интересно в связи с этим отметить, что фотопортреты П.И. Чайковского изготавливали лучшие фотохудожники Европы и России: И. Дьяговченко (Москва, 1875, 1877), Шембош (Рим, 1882), С. Левицкий (Петербург, 1884), М. Конарский (Москва, 1884-1885), Ш. Ройтлингер (Париж, 1886, 1888), Е. Бибер (Гамбург, 1888), Г. Трунов (Москва, 1889), А. Пазетти (Петербург, 1889-1890), Ф. де Мезер (Киев, 1890), Н. Сарони (Нью-Йорк, 1891) и др [53].
Возможно, Петр Ильич еще неоднократно бы высказывался о мастерстве Федецкого, но, через три недели, после написания последнего письма И. Слатину (27.09.1893), композитор неожиданно скончался от холеры. Это произошло 16 октября 1893 года.
После смерти П.И. Чайковского почти во всех дореволюционных изданиях в России были помещены копии фотопортретов композитора, работы Федецкого. Мало того, эти фотопортреты были опубликованы даже заграницей.
Летом 1902 года в Пьемонте (Италия) были устроены музыкальные праздники, посвященные произведениям П.И. Чайковского. Для увековечения этих праздников были, выпущены иллюстрированные письма, с портретом Чайковского, изготовленным по тому же чудесному снимку А. Федецкого [55].
В июле 1894 года Федецкий отправляет фотопортрет Чайковского в Данию на Антверпенскую выставку. «Французский композитор Сен-Санс и первый из пианистов Франции профессор Димэр, обходя русский отдел всемирной выставки  в Антверпене, – сообщал корреспондент «Московских ведомостей», – заинтересовались выставленным фотографом Федецким из Харькова портретом покойного П.И. Чайковского…» [56].
В следующей заметке, посвященной фотопортрету Чайковского на Антверпенской выставке, корреспондент «Московских ведомостей» отмечал: «Платинотиповый портрет Чайковского, работы А.К. Федецкого, так же, как  и фотография, составляет истинный chef d’oeuvre искусства и потому не удивительно, что он вызывает такое восхищение публики не только отечественной, но и заграничной» [57].  
В третьей заметке о международной выставке в Антверпене, которую удалось разыскать, отмечалось, что Федецкий удостоился золотой медали за фотопортрет Чайковского [58]. Эта золотая медаль стала двенадцатой в послужном списке прославленного мастера светописи.
Фотопортретом Чайковского, работы Федецкого, восхищался и корреспондент «Южного края». В 1902 году он отмечал: «…Вспомните, например, этот дивный, полный художественности, портрет нашего незабвенного П.И. Чайковского, который сделан был Федецким в 1893 году во время краткого пребывания гениального композитора у нас в Харькове. Кто видел самого Петра Ильича в жизни, тот знает, насколько Федецкий сумел уловить и черты его лица, и выражение его добрых глаз, подернутых дымкой какой-то неуловимой грусти, и эту задумчивую позу вдохновенного музыканта, рожденного «для звуков сладких и молитв…» [59].
В 1909 году о знаменитом фотопортрете Чайковского вспоминал харьковский поэт В. Иванов: «15 марта очень популярный в то время на всем юге России талантливый художник-фотограф А.К. Федецкий пригласил Петра Ильича сняться в его фотографии и сделал с него великолепный портрет, оказавшийся, как уверяли знатоки, самым художественным из всех портретов Чайковского и в последствии распространившийся даже и в заграничных изданиях. На портрете этом Петр Ильич изображен во весь рост, сидящим в кресле, в задумчивой, поэтической позе, с устремленным куда-то вдаль вдохновенным взором» [60].
По прошествии десятков лет знаменитая фотография не была забыта. В 1940 году в СССР была выпущена серия марок, посвященная 100-летию со дня рождения П.И. Чайковского. На двух из пяти марках были напечатаны портреты композитора с фотографий Федецкого.
Фотопортреты П.И. Чайковского работы Федецкого опубликованы и на титульных листах многих книг, посвященных жизни и творчеству композитора [61]. По этим фотографиям художниками были написаны несколько портретов.
Любопытно отметить, что Федецкий увлекался живописью - писал картины и ретушировал свои фотоработы. В 1894 году он сделал два больших фотопортрета уездного предводителя дворянства князя Д.О. Голицина. Эти портреты по инициативе князя П.Д. Святополк-Мирского были доставлены в зал заседания уездного съезда в Харькове. «Покойный князь снят во весь рост в камергерском мундире. – Отмечалось в Харьковских губернских ведомостях: «Портреты очень художественно раскрашены, так что трудно поверить, что это фотография, а не труд художника-портретиста» [61].
Федецкий не только раскрашивал свои фотографии, но и сам писал картины. На благотворительной выставке фотографий в Биржевом зале, в пользу детского приюта «Ясли», Федецкий представил публике свои живописные полотна: «… Г. Федецкий занял своими фотографиями и большими портретами масляной краской целый угол залы. Целая витрина со снимками драматической актрисы С.Т. Строевой-Сокольской в разных ролях. Очень хорош его работы портрет масляной краской молодой красивой женщины в полный рост» [62].
В 1896 году в Федецкий всерьез увлекся экспериментами в области звукозаписи, рентгеновской фотографии и кинематографа. По сообщениям газет первый опыт по «фотографированию невидимых объектов» Федецкий провел 21 января 1896 года [63]. Через три дня Федецкий повторил этот опыт, при чем за экспериментом наблюдали представительские особы: «Вчера [24.01] фотограф Федецкий А.К. в присутствии г. Начальника губернии, губернского предводительства дворянства, вице-губернатора и других лиц произведенными 3-го дня совместно с студентом Фальковским, опытов фотографирования невидимых предметов, повторил этот опыт. Отчетные снимки скелета руки, скелета кролика» [64].
В начале марта 1896 года  Федецкий у себя на квартире вместе с Г. Фон-Варганех записывает на фонограмму голос артистки харьковской оперы Брыкиной [65]. В ноябре 1896 года, к 25-летнему юбилею Харьковского музыкального училища, он изготовил большой фотопортрет директора училища И. Слатина [66]. А в декабре извещает харьковчан, что для его ателье «получены заграничные стильные бронзовые рамы, с выпуклыми стеклами для хромофотографии» [67]. К этому времени относятся и первые эксперименты Федецкого  в области кинематографа.
В середине 90-х годов XIX века в Европе и Америке велись интенсивные изыскания в области «движущейся фотографии». Несомненно, Федецкий внимательно следил за этими работами. Информацию о них регулярно публиковали французский журнал «Природа» и отечественные издания «Русский фотографический журнал» и «Фотограф-любитель» .
Одно из первых сообщений в России об изобретении кинематографа бр. Люмьер появилось в 1895 году в восьмом номере «Русского фотографического журнала» [68]. Причем, во второй статье опубликованной в десятом номере этого же журнала, уже давалось детальное описание киноаппарата бр. Люмьер [69].
Федецкий, который ежегодно посещал европейские страны и пользовался большим авторитетом среди зарубежных специалистов, мог ознакомится с кинематографическими экспериментами бр. Люмьер еще в лабораторной стадии. Как известно, в 1895 году участникам Международного фотографического конгресса в Лионе, который проходил под руководством известного астронома Жансена , было продемонстрировано изобретение бр. Люмьер [70]. На посещение Федецким конгресса косвенно указывает объявление в газете «Южный край», от 12 ноября 1895 года: «Альфред Константинович Федецкий имеет честь сообщить о своем возвращении из заграничной поездки с целью обновления своей фотографии новым оборудованием».
Не исключено, что в течение 1896 года Федецкий мог познакомиться с «синематографом» бр. Люмьер во время первых публичных показов в Петербурге (1 – 26 мая) [71], Москве (30 мая – 28 июля) [72], или Одессе (6 – 28 июля) [73], а так же с появившимися в то же время в России другими моделями киноаппаратов – «аниматографом» англичанина Роберта Пола и «кинетоскопом» американца Томаса Эдисона.
Вскоре после столичных сеансов заезжие кинодемонстраторы объявились и в Харькове. Первое упоминание о публичной демонстрации кинематографа датируется 7 июля 1896 года: «Сад коммерческого клуба «Сейнематограф», небывалая новость: живая, движущаяся фотография. Громадный успех за границей, а в последнее время в Москве и Петербурге. Только на несколько дней» [74]. В летний сезон 1896 года в закрытом летнем театре Коммерческого сада демонстрировалась программа, состоявшая из десяти фильмов («Английские боксеры», «Пожар в Лондоне», «Мост через Темзу», «Танец серпантин» и др.) [75]. По мнению историка кино Вен. Вишневского, в Харьков приехал представитель английской фирмы Роберта Пола со своим аппаратом – «аниматографом» [76].
Кинопроектор Р. Пола базировался на «хронофотографе» Марея с использованием 35 мм. целлулоидной пленки. «Аниматограф» имел некоторые недоработки (к примеру, семилопастный скачковый механизм не обеспечивал устойчивое движение кинопленки). Корреспондент газеты «Южный край» сообщал: «…Некоторые фотографические «живые» снимки, воспроизводимые кинематографом, демонстрируемым в коммерческом клубе, бывают крайне туманы, дрожащи и не точны» [77].
По нашим сведениям публичные сеансы «аниматографа» Р. Пола  в Харькове устраивал французский поданный Монне, владелец одной из харьковских гостиниц. Но успех демонстраций «недавно изобретенного аппарата кинематографа» был кратковременен. Об этом можно судить по следующему объявлению: «Редкий случай верной наживы дешево продается «синематограф», - сообщалось в газете «Южный край», - т.е. живые фотографии, полный аппарат с видами и приспособлениями. Спросить у г. Монне в собственной гостинице, на Екатеринославской ул.»[78]. Через месяц эта же газета поместила уже более скромное объявление: «Продается очень дешево синематограф с 10 видами. Спросить швейцара гостиницы Монне» [79].
Интересно отметить, что именно в это же время в харьковской прессе появляются сообщения Альфреда Федецкого о приобретении им съемочного киноаппарата:
«Федецкий А.К. – фотограф Ее Императорского Величества вернулся из-за заграничной поездки, где приобрел навыки кинетографической съемки (120 снимков в течении 1 секунды)» [80].
«А.К. Федецкий Фотограф Ее Императорского Величества. Честь имеет известить, что, возвратившись из заграничной поездки, рекомендует новоизобретенные кинетографические съемки, посредством приобретенного им самой лучшей системы кинетографа, делающего 120 съемок в течении 1 секунды. При этом приобретено им исключительное право на изготовление для продажи в России пленок негативно-позитивных с разными видами для хронофотографа Демени» [81].
«Хронофотограф» Жоржа Демени в то время являлся одним из лучших съемочно-проекционных аппаратов в мире и уступал «синематографу» бр. Люмьер лишь по некоторым показателям. Федецкий, прекрасно разбиравшийся в фототехнике, возможно и хотел бы приобрести съемочную камеру с кинопроектором у бр. Люмьер. Однако, те, как известно, не продавали свое изобретение, а предпочли эксплуатировать его самостоятельно.
«Хронофотограф» Демени, который приобрел Федецкий был универсальным: он позволял снимать, печатать и проецировать фильмы. Прерывистое движение пленки обеспечивалось с помощью механизма пальцевого типа [91]. Осенью 1896 года Демени усовершенствовал свой аппарат. Скачковый механизм пальцевого типа был заменен на скачковый механизм с зубчатым барабаном . Однако, какую именно модель «хронофотографа» Демени приобрел Федецкий, пока не установлено.
Теперь вернемся к выше цитированным рекламным объявлениям о приобретении киноаппарата Федецким. Фраза «приобрел навыки кинетографической съемки» дает основания утверждать, что Федецкий свои первые киносъемки провел в Париже уже в августе или начале сентября 1896 года.
Первые документально подтвержденные киносъемки Федецкого в Харькове датируются 30 сентября 1896 года. В газете «Южный край» сообщалось, что он «заснял на кинетографическую пленку перенесения иконы Озерянской Божьей Матери на ул. Екатеринославской на протяжении 1,5 минуты» [92].
Церемонию ежегодной процессии из Куряжа через Холодную гору, по Екатеринославской ул. в Успенский собор, Федецкий, скорее всего снял возле своего ателье. Любопытно, в связи с этим отметить, что подобную съемку в 1908 году провел владелец кинотеатра «Боммер», находившегося на месте первого  ателье А. Федецкого (Екатеринославская, 6) [93].
Из выше цитированных объявлений от 17-19 сентября 1896 г. можно предположить, что Федецкий во время покупки «хронофотографа» заручился поддержкой французского промышленника Леона Гомона , который изготавливал и продавал киноаппараты Демени. Не случайно Федецкий в объявлении подчеркивает свое «исключительное право на изготовление для продажи в России пленок».
Газетное сообщение о второй съемке Федецкого было более конкретным: «В виду особенного интереса в Париже ко всему русскому, особенно к нашей военной жизни, известный местный фотограф А.К. Федецкий, находящимся у него аппаратом Демени – кинетографом сделал снимки казачьей джигитовки. «Позировала» джигитская команда 1-го Оренбургского казачьего полка: наиболее искусные наездники проделали, на скаковом ипподроме, целый ряд самых затейливых и рискованных упражнений. Кинетограф замечательно удачно схватил все эти эволюции, так что лента снимка будет чрезвычайно интересна. Копии с нее предназначены для Парижа и других французских городов» [94]. Эта информация явно указывает на то, что Федецкий планировал использовать кинематограф и в коммерческих целях.    
Сообщения в прессе о кинематографической съемке, несомненно подогревали интерес читателей. Многие желали узнать об этом необычном увлечении Федецкого более подробно. Федецкий продолжает интриговать публику. В местной газете 27 ноября 1896 года харьковчане прочли следующее объявление: «В непродолжительном времени в театре оперы будут даны два сеанса «кинетографа» А. Федецкого, фотографа Императорского Двора. Живые фотографии из заграничной и местной жизни. Будут показаны картины натуральной величины аппаратом, содержащим различные названия как то: хронофотограф, синематограф, кинематограф, аниматограф и мн. др.» [95].
Перед первой публичной демонстрацией кинематографа Федецкий решил устроить, то, что сегодня именуется пресс-показом. В свое ателье он пригласил корреспондентов харьковских газет и представителей местной власти. Гостям было показано несколько фильмов и объявлено о предстоящей демонстрации кинематографа в оперном театре.
За день до премьеры в газетах появились восторженные отзывы. В частности крупнейшая в Харькове газета «Южный край» отмечала: «В этот понедельник в оперном театре состоится чрезвычайно интересный сеанс: известный наш фотограф А.К. Федецкий покажет при помощи имеющегося у него вполне усовершенствованного кинематографа, так называемые движущиеся, или живые, фотографии. Из целой серии таких картин, воспроизводимых на экране в 12 арш. ширины и 10 арш. высоты, выдаются снимки с главных моментов пребывания Их Величеств в Париже и затем местные – крестный ход во время перенесения Озерянской иконы божьей матери их Куряжа в Харьков и джигитовка казаков Оренбургского полка, снятые здесь непосредственно г. Федецким. Все снимки кинематографа г. Федецкого, которые мы видели в его ателье на экране, производят громадный эффект, с которым все бывшие здесь «движущиеся фотографии» сравниться ни в коем случае не могут. Для воспроизведения снимков в оперном театре требуется сила электрического света, сконцентрированная в одном пункте в 60 ампер. Г. Федецкий, живо заинтересованный изобретением кинематографа, даст здесь только один сеанс, затем аппарат его будет отправлен в Киев и Варшаву. До начала сеанса в оперном театре пойдет опера «Севильский цирюльник» [96].
На передовице в этом же номере газеты «Южный край» Федецкий поместил второе рекламное объявление о демонстрации кинематографа в оперном театре: «В понедельник 2 декабря в оперном театре будет дан сеанс «кинетографа» А.К. Федецкого, фотографа Императорского Двора. Будут показаны на сцене, на экране величиною 12 аршин ширины и 10 аршин высоты живые фотографии из заграничной и местной жизни. Аппарат «кинетограф» единственный в России и представляет собою последнее слово технического усовершенствования, совмещая в себе хронофотограф, синематограф, кинематограф, сейниматограф, витограф и мн. др.» .
Для успешной демонстрации кинематографа в оперном театре, имеющим зрительный зал почти на тысячу мест, Федецкому необходимо было решить одну техническую задачу. Весьма сложно оказалась достаточно хорошо осветить экран размером 7.1х8.5 м. «Хронофотограф» Демени, судя по описанию помещенному во французском журнале «Природа», не был рассчитан для проекции фильмов на большой экран: «…Если удовольствоваться экраном обычного размера, то кислородный свет достаточен, и аппарат делается легко устанавливаемым всюду. Мы изобразили на рисунке полную установку для дома, в котором нет ни газа, ни электричества…» [97]. Благодаря помощи харьковского физика П.В. Клюге [98] газовый источник света в кинопроекторе Федецкого был заменен более мощным электрическим.
Киносеанс Федецкого, устроенный в помещении оперного театра 2 декабря 1896 года, вызвал восторженные отзывы в прессе. Рецензенты отмечали высокое техническое качество съемки, особо выделяя то поразительное впечатление, какое оставила демонстрация фильмов на невиданном по размеру экране. Атмосферу этого просмотра хорошо передает отзыв в газете «Южный край», в котором в частности подчеркивалось, что съемки Федецкого заслуженно вызывают бурные аплодисменты зрителей.
«Сеанс кинетографа, устроенный А.К. Федецким в оперном театре, превзошел все ожидания по степени интереса, вызванный удивительным изобретением Эдисона. Театр был переполненный, - еще за долго до начала спектакля был вывешен аншлаг о продаже всех мест. После «Севильского цирюльника» начался киносеанс, который длился пол часа времени, который прошел для публики совсем незаметно, так она была увлечена тем, что происходит на экране. Г. Федецкий демонстрировал 11 снимков, из них местных было два, один представлял переезд Их Величеств из Парижа в Сен-Клу. Съемки появились на экране в большом масштабе, так что некоторые персонажи выходили большими от натуральной величины. Некоторые картины были впечатляющими и вызывали бурные аплодисменты и восторг зрителей. Картины на самом деле захватывают и создают полную иллюзию. Много смеха, смешного с недоумением, вызвала картина, изображающая улицу Большой Оперы в Париже, на которой все движения фигур и экипажей происходили не вперед, а назад. Замечательная картина -  джигитовка казаков Оренбургского полка; особенное удивление вызывает момент падения лошади. На  этой картине некоторые лица офицеров полка были настолько выразительно изображены, что их легко было узнать. Очень хорошая картина – негры на Марсовом поле, купающиеся в бассейне. Точность фотографий в этом случае такова, что заметен блеск мокрых спин негров. Некоторым недочетом в проявлении картин было дрожание их и не всегда ровный свет рефлектора, что обусловлено, очевидно, недостаточностью электрической энергии клубного освещения. Только при содействии г. Клюге удалось получить необходимое количество ампер света. Громадный успех сеанса побудил г. Федецкого устроить на следующей неделе с благотворительной целью в оперном театре еще один подобный сеанс, но с прибавлением других картин, число которых простирается до двадцати. Весь сбор г. Федецкий предоставляет в распоряжение г. губернатора, для раздачи бедным г. Харькова перед праздником. Предположено в начале вечера поставить оперу «Паяцы», а за тем состоится сеанс и в заключении танцы. Цель этого спектакля настолько симпатична, что можно только от души и крепкого сердца поблагодарить г. Федецкого за его истинно доброе дело» [99].
Одна из деталей – это то, что Федецкий, известный своей активной общественной и просветительской деятельностью, уже второй свой киносеанс провел с благотворительной целью, пожертвовав весь сбор в пользу бедных, которые не имели средства для выкупа зимней одежды из ломбарда. Попутно отметим, что Федецкий практически ежегодно вносил «пожертвования в городской ломбард, для выдачи закладов самым бедным» [100].
Подробности о благотворительном сеансе Федецкого сообщались в местной газете: «В субботу 7 декабря, 1896 года в оперном театре в пользу бедных г. Харькова и нуждающихся в выкупе теплой одежды к праздникам из ломбарда, будет дан второй сеанс «кинетографа» А.К. Федецкого, фотографа Императорского Двора. Движущиеся фотографии величиною 9-12 аршин. Всех картин будет показано 18, в числе которых будут демонстрироваться выезд Их Императорских Величеств из Парижа в Сен-Клу, а также приезд президента французской республики Феликса Фора на смотр войск 14 июля. Подробности в программе. Перед сеансом будет дана опера «Риголетто» [101].
Федецкий, по свидетельству газет, «очень заинтересованный изобретением кинематографа», занимался съемками достаточно интенсивно, о чем свидетельствует тот факт, что уже в программу следующего сеанса, который состоялся через пять дней после премьеры, он включил еще несколько новых сюжетов: «Второй сеанс кинетографа, устроенный А.К. Федецким в оперном театре, привлек много публики. Картины этого года получились еще лучше и вызвали полное восхищение публики. Из новых городских снимков очень интересный был вид нашего вокзала в момент отхода поезда с присутствующим на платформе начальством» [102].
Параллельно с сеансами Федецкого в оперном театре, по соседству, в фойе драматического театра приехавший из Киева представитель иностранной фирмы «Ахиллес» демонстрировал «биоматограф». Однако сеансы (они проходили с трех до семи часов вечера) «живых движущихся фотографий в натуральную величину», видимо не имели шумного успеха. За исключением рекламной информации никаких других отзывов в прессе на эти кинодемонстрации выявить не удалось [103].
Сообщения и отзывы в прессе на два киносеанса Альфреда Федецкого содержат весьма интересный материал. Благодаря газетным источникам можно попытаться идентифицировать фильмы из репертуара Федецкого.
Из 18 фильмов, показанных Федецким, минимум три были сняты в Харькове. Данные на фильм «Негры на Марсовом поле, купающиеся в бассейне» ни в упоминаниях историков кино, ни в картотеке сохранившихся фильмов синематеки «Гомон» не обнаружены. Под названием «Приезд президента французской республики Феликса Фора на смотр войск 14 июля», возможно, фигурирует фильм «Прибытие президента республики на скачки» (Большой приз Парижа в 1896 г.). Картина, изображающая «улицу Большой Оперы в Париже, на которой все движения фигур и экипажей происходили не вперед, а назад», могла в оригинале называться «Движение в Париже» [104]. Фильм «Переезд Их Величеств из Парижа в Сен-Клу» демонстрировался во Франции под названием «Царь Николай II во время посещения Парижа». Остановимся на этом фильме более подробно.
Осенью 1896 года молодой император Николай II со своей супругой совершил поездку по странам Европы, был с восторгом принят во Франции и во многом способствовал укреплению российско-французского союза. Насколько важно это было для Франции, можно судить по тому, что во время визита Николая II в центре Парижа был заложен мост через Сену, символизировавший сближение двух держав. Мосту было дано имя императора Александра III (этот мост с богатыми архитектурными украшениями, существует и поныне под тем же названием).
Историк украинского кино А. Шимон ошибочно утверждал, что Федецкий «первые свои киносъемки провел еще в Париже, где зафиксировал на пленку ряд жанровых эпизодов и «главных моментов пребывания Их Величеств в Париже» [105]. По сообщениям прессы, Николай II находился во Франции в начале октября 1896 г. [106], а Федецкий уже к середине сентября вернулся в Харьков. Киносъемку пребывания Николая II в Париже произвели фотограф Пиру, Жорж Мельес, а также операторы французских фирм «Пате» и «Гомон». Съемки для компании «Гомон» сделал штатный оператор фирмы «верный Гюстав» [107].
Фильм «Переезд Их Величеств из Парижа в Сен-Клу», скорее всего, не сохранился, по крайней мере он не фигурирует в архивных каталогах фирмы «Гомон». Однако на сайте фирмы, сообщается, что с момента основания компании (1895) для нее уже начали снимать текущую хронику. В апреле 1897 в первом каталоге «Гомон» уже фигурировали фильмы: «Царь Николай II во время посещения Парижа», «Движение в Париже», и т.д. [108].
В середине января 1897 года происходит событие, ставшее в дальнейшем одной из причин, побудивших Федецкого прекратить кинематографическую деятельность - в зале оперного театра состоялась первая в Харькове демонстрация «синематографа» бр. Люмьер [109]. Безусловно, первые показы фильмов Люмьер в Харькове коренным образом не повлияли на решение Федецкого. Фотограф воспринял их как временное явление. Он все еще надеется на реализацию своих сюжетов во Франции и демонстрацию своего «кинетографа» в других городах России.
В январе 1897 года Федецкий посетил Москву, где заснял на кинопленку «катание на Красной площади» [110]. В апреле, по сообщению газет, в Харькове «планирует снимать разные моменты народного гуляния, на Конной площади для своего синематографа» [111]. На второй день Пасхальных праздников (16 апреля) Федецкий производит в Харькове анонсированную киносъемку.
«Народные гуляния, устроенные на Конной площади, в нынешние праздники не отличались оживлением, этому способствовало в значительной мере состояние погоды, холодной с ветром и пыльной бурей, которая засыпала глаза <…> Художник-фотограф А.К. Федецкий снял несколько сцен народного гуляния для усовершенствованного им синематографа, хотя с большими затруднениями, так как ветер не позволял твердо установить аппарат» [112].
В чем выразилась «усовершенствование синематографа», точно сказать нельзя. Не удалось обнаружить и сведений о публичной демонстрации снятого сюжета. Можно предположить, что эта съемка не удалась. Попробуем описать условия, в которых приходилось работать Федецкому.
Федецкий снимал, не зная ни чувствительности пленки, ни освещенности объекта. Он не мог определить чувствительность пленки предварительными пробами, не имел возможности установить освещенность с помощью экспонометра. Фотограф самолично проявлял заснятую кинопленку на раме, помещенной в деревянный бак с раствором. Только процесс проявки, который предварялся пробой и велся визуально при красном свете, позволял частично выправить допущенные ошибки экспонирования и «вытянуть» все необходимые детали изображения.
Летом 1897 года в Харькове возобновились демонстрации фильмов Люмьер. В наличии у демонстратора находилось около ста картин [113], что позволяло производить частую смену программ. «Кинематограф г. Люмьера кардинально отличается от тех кинематографов, которые раньше были демонстрированы в Харькове, - отмечала газета «Южный край». - Преимущество его перед предыдущими, главным образом, состоит в том, что в нем почти нет тех колебаний света, которые сильно влияют на зрение и нарушают иллюзию. Демонстрация кинематографа сопровождается аплодисментами публики, по требованию которой, много движущихся картин было повторено» [114].
Параллельно с демонстрациями «синематографа» бр. Люмьер сеансы «движущейся фотографии» начались в зале Дворянского собрания и в помещении общества любителей хорового пения. В связи с этим представитель фирмы Люмьер разместил несколько объявлений в местных газетах: «Дирекция синематографа Люмьер обращает особое внимание публики на то, что синематограф Люмьер ничего общего не имеет с жалкими последователями, которые посетили г. Харьков» [114].
Федецкий не принимал участия в этой грызне. В июле 1897 года он уезжает на отдых в Крым. Фотограф посетил Алупку и Ялту, где совместил отдых и работу. После приезда в Харьков в начале августа, он известил горожан, что «возвратился из Крыма и предлагает большую коллекцию видов Алупки» [115].
Сделанная Федецким серия крымских пейзажей, вызвала огромный интерес. Снимки были изданы в виде альбома, на который появилась рецензия, где в частности отмечалось: «В Харькове в продаже появился альбом Крымских видов, преимущественно Алупки и ее окрестностей, в высшей степени художественно сделанных местным фотографом-художником А.К. Федецким, проведшим прошедшее лето некоторое время в Крыму. Живописное  побережье Черного моря имеет в альбоме несколько фотографических снимков в разных местах; величественный дворец Воронцова в мавританском стиле, находящийся в Алупке, снят по частям, показывающим грандиозность его сооружения в связи с чудною природою вокруг, поражающею зрителя, виды Алупки, Ялты, движений на море, горные дороги, сцены путешествий по ним, все это придает альбому большой интерес» [116]. В Крыму, Федецкий снимал не только фотоаппаратом, но и кинокамерой, а негатив использовал, очевидно, для печати малоформатных фотографий, которые сгруппировал в красивом альбоме с обложкой, украшенной фотовиньеткой на платине [117].
Других сведений о кинематографической деятельности Федецкого пока выявить не удалось. Из небольшой газетной заметки (сентябрь 1897 г.) о демонстрации им кинематографа «с большим успехом в Оперном театре в прошлом году» [118], можно сделать вывод, что больше публичных сеансов в Харькове Федецкий не проводил.
В Харькове в это время победоносно шествовал кинематограф бр. Люмьер: «Синематограф Люмьра. Драматический театр. Картины показывает французский техник Georges Рradiny, который демонстрировал картины при Высочайшем Дворе, и награжден золотыми часами с орлом» [119].
Что касается творческого аспекта, то не приходится сомневаться в том, что Федецкий в совершенстве овладел техникой киносъемки и смело мог соперничать с любым оператором по части изобразительного мастерства. Очевидно, Федецкого вынудили прекратить кинематографическую деятельность другие обстоятельства.
Сеансы в Харькове не окупили затрат на дорогостоящее кинопроизводство. Съемка фильмов не оправдывала ни затраченного труда, ни стоимости пленки и химикатов на ее обработку. К примеру полутора минутный сюжет «перенесения иконы Озерянской божьей Матери» имел длину 35 метров. Фильм такого метража в 1900 году обходился производителю почти 500 рублей [120]. Однако, в 1896 году стоимость сырой пленки была выше, соответственно и производство фильма обходилось дороже.
К тому же, «единственный в России», как рекламировал Федецкий свой «кинетограф», таковым в декабре 1896 года уже не являлся. Леон Гомон через специализированную прессу объявил о продаже «хронофотографа» Демени в России [121]. Нарушение Гомоном договора об «исключительном праве», которое приобрел Федецкий на «изготовление для продажи в России пленок негативно-позитивных с разными видами для хронофотографа Демени» последствий не возымело. Федецкий даже не пытался что-либо предпринять для защиты своего предпринимательского приоритета. Да и был ли в этом смысл?

В начале 1897 года положение кинематографа в России кардинально меняется. Во всех крупных городах с наибольшим успехом демонстрируется кинематограф бр. Люмьер.


23. Иванов В. Харьковский поэт, журналист. В 1888 г. Награжден историко-филологическим факультетом Харьковского университета за лучшие сочинения. Посвящал свои произведения П. Чайковскому, И. Кроншадскому и др. В 1889 году написал стихотворение, посвященное катастрофе царского поезда близ ст. Борки. Публиковался и под псевдонимом «Шпилька». См. в частности об этом: Южный край. 1888. 11 февраля, 17 октября; 1890. 15 июля; Московские ведомости. 1909. 25 октября.

24. Юргенсон Петр Иванович (1836 – 1903/04), русский музыкально-общественный деятель. Учредитель и владелец крупной издательской фирмы и нотопечатни в Москве (1861), на базе которой в 1918 создано государственное музыкальное издательство (с 1931 Музгиз, с 1964 «Музыка»). Юргенсон способствовал основанию московской консерватории Императорского русского музыкального общества, в котором он был одним из директоров. Был первым, а затем единственным издателем всех сочинений П.И. Чайковского. См. в частности об этом: Брокгауз Ф.А., Эфрон И.А. Энциклопедический словарь; Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия.

25. Стоимость заказа составила 115 руб. См. Сарана А. Письма И.И. Слатина П.И. Чайковскому. // И.И. Слатин. Х., 1963. Т. 2. ХГНБ им. В.Г. Короленко. Отдел краеведения.

26. шедевр (фр.)

27. Строева-Сокольская Софья Тимофеевна (? – ?). Актриса. Заслуженная артистка Украины. Играла в театральных антрепризах Синельникова и Дюкова, в Харьковском академическом русском театре. См. об этом: Синельников Н. Шестьдесят лет на сцене. Записки. Х.: Харьковский государственный театр русской драмы, 1935. С. 262; Театры Харькова // Весь Харьков. http://www.kharkov.ua/.

28. Приведем выборочный перечень статей в русских периодических изданиях о различных изобретениях в области кинематографа: Движущаяся фотография. // Фотограф-любитель (С. - Петербург). 1890. № 12. Колонка 14; Лонд А. Фотохронофотография. // Фотографический ежегодник П.М. Дементьева (С. - Петербург). 1894. С. 218; Хронофотография Аншютца. // Фотограф-любитель (С. - Петербург). 1895. № 3. С. 114; Кинетоскоп Эдисона и Кинематограф А. и Л. Люмьер. // Фотографический ежегодник П.М. Дементьева (С. - Петербург). 1896. С. 80.

29. По мнению историка украинского кино А. Шимона, Федецкий был участником этого конгресса. См об этом: Шимон А. Народное кинотворчество. К.: Мистецтво, 1985. С. 34.

30. Пол Роберт Уильям (1869-1943). Изобретатель, пионер английского кино. С 1891 года производил электроинструменты. В 1894 году усовершенствовал кинетоскоп Эдисона, а весной 1895 сконструировал киносъемочный аппарат, при помощи которого изготавливал фильмы для кинетоскопа. В 1895 г. сконструировал кинопроектор (сначала был назван «театрограф», за тем переименован в «аниматограф»). Первые публичная демонстрация состоялась в Лондоне 28 февраля 1896 г. В течение 1896 года выпустил 156 экземпляров своего кинопроектора. В 1896 г. снял фильмы: «Дерби», «Волны моря», «Ухаживание солдата» (первый игровой английский фильм) и др. До 1905 года был крупнейшим кинопроизводителем в Англии (вып. до 50 фильмов в год). В 1910 прекратил кинематографический бизнес. См. в частности об этом: Садуль Ж. Всеобщая история кино. М.: Искусство, 1958. Т. 1. С. 123, 174, 297; Соколов И. История изобретения кинематографа. С. 136-137; Who’s Who of Victorian Cinema. http://www.victorian-cinema.net/. 

31. Демени Жорж (1850 – 1917). Французский изобретатель. Ученик известного ученного Э.Ж. Марея (с 1882), который в 1893-1894 гг. заложил основы «хронофотографии». В 1892 преобразовал «хронофотограф» Марея для проецирования снимков на экран и изобрел «фоноскоп» (фр. патент от 25.08.1892). В октябре 1893 – июле 1894 создал первый в мире киносъемочный аппарат «хронофотограф» со скачковым механизмом типа эксцентрического «пальца» для прерывистого передвижения снимков на целлулоидной пленке (фр. патент от 27.07.1894). В 1909 году издал книгу «Les Origins du cinematographe». См. в частности об этом: Вишневский Вен. Першi кінознімання на Україні. // Радянське кіно (Киев). 1937. № 7. С. 63; Садуль Ж. Указ. соч. Т.1. С. 112-120, 201, 265; Соколов И. История изобретения кинематографа. С. 128; Who’s Who of Victorian Cinema, http://www.victorian-cinema.net/.

32. Патент на новый скачковый механизм Демени получил 9.12.1896 г. См. об этом: Hronophotographical Projections. Http: //web.inter.nl.net/users/anima/ chronoph/index. Htm.

33. Гомон Леон (1864 – 1946). Кинопромышленник. С 1895 - занимался продажей киносъемочной и кинопроекционной техники. В 1896 - приступил к производству фильмов. В 1905 организовал крупнейшее акционерное общество «Гомон», с филиалами в разных странах. В России представительство «Гомон» открылось в 1905 году. См. в частности об этом: Садуль Ж. Указ. соч. Т. 1. С. 115-117, 364-367; Who’s Who of Victorian Cinema. http://www.victorian-cinema.net/.

34. Сейчас областная филармония (ул. Рымарская, 21).

35. Весьма любопытна выдержка из цитированной газетной рецензии: «Все снимки кинематографа г. Федецкого, которые мы видели в его ателье на экране, производят громадный эффект, с которым все бывшие здесь «движущиеся фотографии» сравниться ни в коем случае не могут». Что имел ввиду рецензент, когда писал «бывшие здесь» не понятно. Либо речь шла об ателье Федецкого (значит он и раньше производил опыты с «движущейся фотографией»?!), либо о Харькове в целом. См. Южный край. 1896. 1 декабря. С. 1.

36. Сеансы Ахиллеса проходили в октябре в киевском Пассаже на Крещатике. См об этом: Жукова А., Журов Г. Кинематографическая жизнь столицы Советской Украины. К.: Мистецтво, 1983. С. 5.

37. Жорж Садуль приводит и другие фильмы «Гомон» того времени: «Большие фонтаны Версаля», «Завтрак птиц в Венском курзале», «Выход с завода Панарда и Левассор», «Заклинательница змей» и др. См. об этом подробнее: Садуль Ж. Указ. соч. Т.1. С. 200.

Страницы 1 2 3 Источники и литература Версия для печати Версия для печати

 

Харьковский Частный Музей Городской Усадьбы
Design by Andrey Zelensky isp.rider.com.ua